Секрет успеха для сочинителя балетной музыки от Артюра Онеггера

артюр онеггер«Одна балерина (из Оперы, коль вам угодно) предложила мне принять участие в утреннике, организованном Осенним салоном. Она выступала в маленьком балете, написанном Андре Хёлле и мною. Но, вполне естественно, «звезда» не может принести свой личный успех в жертву современной музыке. В итоге ее выступление заканчивалось под звуки трех мазурок Шопена. В конце представления одна дама, немного знакомая со мною, подошла ко мне и, стиснув мои руки, с волнением воскликнула: «Как восхитителен ваш балет! Да-да! Уверяю вас! Мне не вскружило голову, правда, его начало, зато три маленьких номера в конце…» «Как я одобряю вас, мадам, и какое доказательство непогрешимости вашего вкуса: то были три мазурки Шопена»  Я получил в ответ улыбку умиления: «Ах! Узнаю вас в этом… вы говорите так из скромности».


Артюр Онеггер. «О музыкальном искусстве: Заклинание окаменелостей / Я — композитор». М., 1979.

Балет глазами публики (1)

A paper rhacophorus arvalis (farmland green tree frog) of Taiwan (R) is surrounded by paper pandas at an exhibition called "Pandas on Tour" at the National Theater in Taipei on February 24, 2014. Some 1,600 paper made pandas are on display, designed by French artist Paulo Grangeon. AFP PHOTO/Mandy CHENG -- RESTRICTED TO EDITORIAL USE, MANDATORY MENTION OF THE ARTIST UPON PUBLICATION, TO ILLUSTRATE THE EVENT AS SPECIFIED IN THE CAPTION
Фото: Mandy Cheng / AFP / East News

Писатель Иван Леонтьев-Щеглов записал разговор двух купцов на спектакле «Евгений Онегин» в Большом театре: «Понимаешь, — отвечал старший своему молодому соседу, — энтот высокий отбил барышню у энтаго кучерявого. Вон гляди: высокий знай себе посмеивается, а кучерявый таращит буркалы, ровно сумасшедший. Дело одначе пошло всерьез — надо полагать без левольверта не обойдется!»


Предлагаем начать знакомство с разговорами современных зрителей, приобщающихся к балету.

  • Молодой человек изучил  репертуар по афише и звонит спутнице: «Привет! Я не знаю, что выбрать…  «Лебединое озеро»? «Баядерка»? Гала-концерт и «Ма… мо-о…Мохито?» а-а, погоди… «Пахита»?..»

 

  • Отзыв солидного мужчины на выступлении западной contemporary труппы в рамках известного в Санкт-Петербурге фестиваля: «Этот недвусмысленный эротический дуэт в исполнении  полуголых мужиков… Ну слов нет. Как обухом по голове. Тоже мне, искусство».

 

  • Начало па-де-труа  из «Лебединого озера». Мужской голос в партере задорно отзывается: «О! Все как в жизни: на одного меня две бабы»

Реальная жизнь молодых хореографов

На одном из спектаклей пересеклись три выпускника балетмейстерской кафедры петербургской Консерватории — двое замечательных ребят и очаровательная девушка.   Этот исключительный случай (всем троим выпали пантомимные роли) стал поводом для новой фоторубрики и для стихотворного экспромта.

Клер Петя Кирилл
Петр Базарон, Клер Бриант, Кирилл Дроздов

Взмолился хореограф молодой: «Ни времени ни сил на поиски пластической идеи!»

И Голос сверху разъяснил: «Забудь тоску и брось рыдать!

В миманс иди скорей играть! Тебе скажу я по секрету —

Получишь евро ты за это. Убьешь двух зайцев, наконец:

Карман деньгой ты свой набьешь и концепт номера поймешь!»*

 

* Это только экспромт 🙂  К счастью, для наших героев миманс — редкое занятие. Вся троица предана балетмейстерскому делу и всегда находит возможности осуществить свои постановочные затеи

 

 

За что Эжен Ионеско любил балет

bejart_1984Морису Бежару довелось поставить балет по пьесе Эжена Ионеско «Стулья». Балетмейстер вспоминает:

«[Я] неизменно приглашал его [Ионеско], когда мы танцевали во Франции или в Бельгии, и он всегда приходил. На премьере в Брюсселе он вышел на поклоны. На следующий день, перед началом второго спектакля, я наткнулся на него в кулисах:

 

ионеско-Вы за мной придете? — спросил он.

-В каком смысле?

-Чтобы выйти на поклоны.

-Вы хотите выйти на поклоны?

-Да, вместе с танцовщиками.

На третий день Ионеско должен был уезжать. Его жена уже взяла обратные билеты в Париж, и вдруг в моем присутствии он объявляет ей, что хочет остаться еще на день и прийти на третий спектакль.

-Зачем? — спросила жена. — Ты уже два раза смотрел.

-Смотрел, но я хочу выйти на поклоны. — После паузы он уточнил, глядя на меня, — С танцовщиками, ладно?»


Бежар, М. Мгновение в жизни другого. В чьей жизни? М.: 1998.

 

Николай Боярчиков, Петр Гусев в анекдотах от Георгия Ковтуна

kovtunБоярчикова срочно ввели в «Весну священную» на роль Старейшины. Дома как-то подучил по кассете и вышел на спектакль. Напряжение огромное, весь на нерве. И непруха пошла. Кто-то заехал по носу, содрали с головы парик, минут пять пытался одеть обратно, на что-то наступил, где-то запутался. Внутри все кипит, злой до невероятного…По окончании балета подходит Игорь Дмитриевич Бельский:

— Ничего, Коляня. Только вот обозления было мало


На гастролях в провинциальном городе балерина вывихнула ногу. Хирурга не оказалось, и пригласили ветеринара. При ощупывании ноги балерина от боли дернулась всем телом, и тут все услышали:

—Тпрр! Не балуй!


Петр Васильевич Гусев восстанавливал с Боярчиковым «Эсмеральду». Художником балета  была Татьяна Георгиевна Бруни, обладавшая чудесной памятью. В один из дней Николай Николаевич, наблюдая  за репетицией, спросил у Т.Г. Бруни: «Так ли это было?» На что получил ответ:

— Да врет Петька! — и тут же,спохватившись, добавила, —  Но как вдохновенно!


«Петербургский театральный журнал». 2001. №4 (26).

 

Кто осмелился назвать начальника репертуарной части «рылом собачьим»?

Балерина Екатерина Вазем вспоминает о  Павле Степановиче Федорове — начальнике репертуарной части Санкт-Петербургских императорских театров и управляющем театральным училищем в 1850-1870-е гг :

Fyodorov_Pavel_Stepanovich
Павел Степанович Федоров

«С внешней стороны Павел Степанович в театральные дела как таковые вмешивался редко, на репетициях он почти не бывал, но зорко следил за всей жизнью театров из глубин своего кабинета. Все происходило с его ведома и согласия, касалось ли это репертуара, бенефисов, новой роли для артиста или оклада его жалованья. …

В столовой у Федорова постоянно стояла клетка с попугаем, умевшим говорить очень хорошо и отчетливо. Попугай внимательно прислушивался к тому, что говорилось в комнате, а затем заучивал эти звуки, иногда произвольно соединяя отрывки разных фраз в одну. По утрам сестра Федорова обыкновенно звала брата пить кофе, произнося стереотипную фразу: «Павел Степанович, кофе готов».

Как только Федоров усаживался за стол, к нему подходил его пес Рауль и клал морду на стол. Хозяин отгонял его словами: «Пошел, пошел, рыло собачье».

Попугай, слышавший ежедневно эти разговоры, заучил их, смешав обе фразы, и нередко приходилось слышать, как  он выкрикивал из своей клетки: «Павел Степанович, рыло собачье, кофе готов».


(из воспоминаний Екатерины Вазем «Записки балерины Санкт-Петербургского Большого театра 1867-1884»)

Танец Взятки от Салтыкова-Щедрина

М.Е. Салтыков-Щедрин, раздосадованный нелепостями балета Жюля Перро «Наяда и рыбак» (1851), не смог ограничиться только критической статьей и предложил пародийное либретто балета «Мнимые враги, или Ври и не опасайся!»

saltyrov_1850«…Если уже необходимо, в видах отвлечения, устремлять человеческое внимание на поднимание ног, то нельзя ли устроить это последнее по поводу несколько менее бессмысленному, ближе подходящему к нашим существенным интересам?   Я полагаю, что можно, ибо поднимать ноги отнюдь не возбраняется по какому угодно поводу. Проникнутый этой истиной, я счел за надобное подкрепить мою мысль ясным и для всех очевидным доказательством, то есть сочинил программу балета, которая, по моему мнению, должна удовлетворить всем требованиям. Льщу себя надеждою, что представители санкт-петербургских театральных искусств не только не посетуют на меня за мой труд, но, напротив того, поспешат воспользоваться им и поставят балет моего сочинения на сцену с великолепием, вполне соответствующим его достоинству».

Объемное либретто имеет внушительный подзаголовок «Современно-отечественно-фантастический балет в 3-х действиях и 4-х картинах. Соч. хроникера «Современника»*; музыка соч. г. Серова; машины и полеты гг. Юркевича, Косицы и Ф. М. Достоевского; костюмы того самого портного, который, взамен полистной платы, одевает сотрудников «Эпохи».

Действующие лица аллегоричны:

Отечественно-консервативная сила, скрывающаяся под именем Ивана Ивановича Давилова .   
Иван Иванович Обиралов,   Иван Иванович Дантист - наперсники и друзья Давилова.   
Отечественный либерализм, скрывающийся под именем Ивана Александровича Хлестакова  - пасынок Давилова.   
Анна Ивановна Взятка, женщина уже в летах, но вечно юная; напрасно полагает себя вдовою.   
Аннета Потихоньку-Постепенная, молодая женщина; напрасно полагает себя девицей.   
Лганье   
Вранье   
Излишняя любознательность   
Чепуха   
Эпохино семейство   
Мужики. Полицейские, солдаты. Внутренняя стража. Стрижи.

Предлагаем вашему вниманию развернутое описание танца Анны Ивановны Взятки

 «Взятка порхает по сцене и легкими, грациозными скачками дает понять, что сделает счастливым того, кто будет ее обладателем. Она почти неодета, но это придает еще более прелести ее соблазнительным движениям. Давилов совершенно забывает о недавней незнакомке и с юношескою страстью устремляется к новой очаровательнице. Он старается уловить ее; движения его порывисты и торопливы; ловкость поистине изумительна. Но Взятка кокетничает и не дается; вот-вот прикасается он к ее талии, как она ловко выскользает из его рук и вновь быстро кружится в бешеной пляске. Наконец, утомленная и тронутая мольбами своего любовника, она постепенно ослабевает… ослабевает… и тихо исчезает в карман Давилова. Обиралов и Дантист, умиленные, стоят в почтительном отдалении и слегка подтанцовывают».

 

Как грамотно отказать в частных уроках нежелательному ученику

Джордж Гершвин

Говорят, что Джордж Гершвин хотел брать уроки у Игоря Стравинского. Попытка договориться о цене выглядела так:

—  «Хотел бы брать у Вас уроки. Сколько Вы берете? — искренне Ваш Джордж Гершвин»

 — «Сколько Вы зарабатываете?»

—  «Зарабатываю 100 тысяч долларов в год»

—  «Хотел бы брать у Вас уроки — искренне Ваш Игорь Стравинский»

Михаил Барышников в балете Джорджа Баланчина «Who Cares?» на музыку Гершвина!

Как директору театра найти взаимопонимание с балетмейстером

Stepin-Aleksander-Aleksandrovich-Full
Александр Александрович Стёпин

Артист театра «Хореографические миниатюры» Александр Стёпин вспоминает:
«Как-то в очередной раз повздорив с Сарочаном [Леонид Андреевич Сарочан — директор труппы «Хореографические миниатюры»], Якобсон в запальчивости крикнул: «Когда мы поедем в Италию, Францию, Англию, Вас мы не возьмем с собой». Сарочан грубо отреагировал на эти грубые слова: «В Мухосранск Вы поедете». Обида была лютая. Якобсон объявил директору бойкот. А тот через некоторое время пришел к нему домой и застал маэстро в семейных трусах. Якобсон и не думал надевать  брюки. Молчанка длилась долго. Наконец, Сарочан резко сбрасывает брюки и заявляет: «Раз так — будем общаться на равных». Лед был растоплен. Якобсон любил шутку, юмор, ценил умных, веселых, остроумных людей».

 А. Степин. Вспоминая о Леониде Якобсоне. «Выдающиеся мастера и выпускники петербургской школы балета». Сборник статей. Часть 1. 2009.  С. 68-80.

 

Байки от Николая Боярчикова (часть заключительная)

боярчиков3Каждый балет рождается из какой-то неожиданности. Бывают просто удивительные истории. Приходит незнакомый человек и говорит: «Не хотите ли вы сочинить балет на шекспировскую тему?» Таким вопросом меня ошарашил Шандор Каллош, композитор, лютнист, знаток добаховской музыки. После долгих поисков мы выбрали «Макбета». Пьеса сложная, емкая и в то же время злободневная. Одно из увлечений Шандора — конкретная музыка. Благодаря ему я знаю, как поют киты, как звучит трио волков. А в «Макбете» он препарировал шипение кобры, по особому растянув этот зловещий звук.

Меня предупреждали, что ставить «Макбета» опасно, потому что с человеком, который обращается к этой трагедии, нередко случается что-то драматическое. К счастью, с «Макбетом» все обошлось. А вот с балетом «Фауст», который мы задумали с Каллошом, действительно случилась неприятность. Композитор, долго сидевший без денег, получил несколько больших гонораров и на радостях купил шикарный дипломат. Этот-то дипломат вместе с готовой партитурой «Фауста» у него и выхватили в метро. И сейчас он пишет все заново.

Ему бы ту авоську, в которой Лопухов носил кефир, — никто бы на его партитуру не позарился. А о Федоре Васильевиче вспоминаю я часто. Добрая память о нем — и сама балетная труппа, которую он основал в нашем театре. Старики рассказывали мне, что, кажется, в «Арлекинаде», чтобы расшевелить артистов, он набрасывал на себя балахон и ходил среди массовки. Все к этому привыкли, как вдруг однажды идет спектакль, а «балахон» не появляется. Они шепотом переговариваются : «А Федрилы-то нет…» И вдруг- голос сверху: «А Федрила-то здесь!..» Артисты глянули вверх и там на портале, где прожектора установлены, увидели своего главного балетмейстера. Он висел там, скрючившись, и наблюдал за спектаклем.

Вполне возможно, в се так и было. Потому что Федор Васильевич и поныне наблюдает за нашим балетом со своих высот. И не дает расслабляться, выдыхаться, отчаиваться, шепча нам сверху: «А Федрила-то здесь»!

 

По материалам «Санкт-Петербургских ведомостей» от 26.06.1998.

Беседовал с балетмейстером Олег Сердобольский — журналист, пишущий на редкость искренне. Его тексты передают увлеченность собеседником, огромную теплоту и уважение по отношению к читателям.  Одним словом, светлый человек. Не случайно он ко всему прочему и детский поэт.

«5 arabesque» рекомендует книгу О. Сердобольского «Автограф в антракте. Актерские байки» (2001), в основу которой легли его беседы с театральными деятелями.